Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
21:49 

Перевод: Коллекционный экземпляр

Тапки Врозь
No, we are all in the gutter, but some of us are looking at the stars. Мы все сидим в сточной канаве, но кто-то видит оттуда звезды. Оскар Уайльд
Название: Коллекционный экземпляр
Автор: osprey_archer
Оригинал: Collector's Item osprey-archer.livejournal.com/4142.html
Переводчик: Тапки Врозь
Разрешение на перевод: получено
Размер: мини, ок. 1500 слов в оригинале
Жанр: слеш
Пейринг: Джек/Оуэн. Это должно было когда-нибудь случиться
Рейтинг: R
Дисклеймер: Отказываюсь
Предупреждение от переводчика: возможный ООС Харкнесса
Саммари: Совершенно не удивительно, что Джек однажды остановил свой взгляд на Оуэне, ведь Сьюзи, Янто и Тош уже побывали в его постели.



Столь долгое скитание по Вселенной рано или поздно должно было заставить Джека начать питать почти монашеское отвращение к привязанностям. Привязанности — это обуза, они ни к чему не приводят, и к тому же, любой сентиментальный порыв Джека может быть использован против него, так почему бы ему вообще не отказаться от самой мысли об отношениях?

Но остепенившись, Джек, по крайней мере на время,стал питать слабость к вещам. У него есть рука Доктора, полки, набитые всякой странной всячиной из разлома, — можно считать, что он стал в какой-то степени коллекционером.

Так что совсем не удивительно, что Джек однажды остановил свой взгляд на Оуэне, ведь Сьюзи, Янто и Тош уже побывали в его постели.

Джек тщательно спланировал «Операцию «Оуэн».Сначала — сбор разведданных. Оуэн агрессивен и считает себя крутым парнем. Он думает,что насилие сексуально — он спал со Сьюзи, в конце концов. Таким образом,подходящее место проведения операции — оружейная. Стратегия: медленная и упорная техника обольщения, за которой должны последовать превосходящие силы сексуального притяжения Джека. Выбор оружия: Кобрианская автоматическая винтовка.

Джеку придется регулировать позицию Оуэна. Одна рука на его талии, другая на бедре, схватить здесь, там, потереть вверх и вниз. Он дожидается, пока Оуэн придет в своих самых узких джинсах, и затаскивает его на стрелковую практику.

Мышцы на бедре Оуэна перекатываются под рукой Джека. Шея Оуэна, которая приходится чуть ниже носа Джека, полыхает алым. Джек дует на волоски на его шее, и тот выгибает спину.

– Ты ломаешь позицию, – говорит Джек, мягко заставляя Оуэна выпрямиться. – Ты что, хочешь, чтобы тебя съели пришельцы?
– Почему я просто не могу использовать пистолет? – возражает Оуэн.

– Потому что эта винтовка — единственное оружие,которое может убить Теставианцев, – парирует Джек, молниеносно придумывая инопланетную расу. – Расставь ноги пошире. Вот. Так.

Терпение никогда не входило в список достоинств Джека. Его рука скользит к промежности Оуэна слишком рано, и Оуэн отпрыгивает от него, ударив его винтовкой точно в голову, от чего та взрывается. Во всяком случае, Джек чувствует именно это. Следующее, что он понимает, это то, что он лежит на полу, а Оуэн стоит над ним, раскрасневшийся, злой и чертовски сексуальный.

К несчастью для либидо Джека, к тому времени, как он поднимается на ноги, Оуэна уже и след простыл, и чтобы Джек ни говорил, он больше не может заставить его спуститься в оружейную.

Джек убирает папку под названием «Операция «Оуэн» в дальний отдел памяти, и иногда, когда ему становится скучно, дорабатывает ее детали. В конце концов, Оуэну должен подвернуться какой-нибудь трагический случай; тогда он захочет узнать, как нарастить свою огневую мощь.

Джек ждет.

***

Случай подворачивается как раз после того, как Сьюзи становится одержима воскрешающей перчаткой. Оуэна чуть не съедает какая-тотварь с щупальцами, живущая в болоте, потому что он запаниковал и не успел даже прицелиться.

– И никакой Кобрианской хрени! – заявляет первым делом Оуэн. – Или в следующий раз ты поймаешь пулю, и я оставлю тебя истекать кровью.

– Тестравианцы-

– Ты их выдумал, – перебивает его Оуэн. – Я попросил Янто проверить архивы.

К счастью, размышления об «Операции «Оуэн» привели Джека к интересному экземпляру из его коллекции трофейного оружия — Центаврийским саблям.

Сабли длинные и плоские, будто сделанные из фольги, их гарды сверкают драгоценными камнями. Оуэн берет одну саблю, глядя на нее с презрением.
- Выглядит, как кукольный меч, – усмехается он,легко сгибая лезвие в дугу.
- Это Центаврийская сабля, – поясняет Джек. – Нажми на кнопку прямо под гардой. Третий завиток. Красный камень.

Когда Тош в первый раз активировала Центавийскуюсаблю, то завизжала: «Звездные войны!» и забегала, сияя фанатским счастьем. Оуэн же любит притворяться, что он слишком крут для того, чтобы восхищаться вслух, но и он не смог скрыть улыбки, когда сабля засветилась и заиграла искрами.

– Ступни перпендикулярно, – командует Джек, становясь сзади Оуэна. – Расправь плечи шире. Ты когда-нибудь фехтовал? Держи запястья крепче.
Он поправляет захват Оуэна, давит на его плечи, пока позиция Оуэна не гарантирует, что его лодыжки начнут жутко болеть через пять минут или и того меньше. На этот раз Джек не касается бедер Оуэна.

– Я поставил сабли в режим оглушения.

– А как поставить их в режим убийства?

– Я скажу тебе, когда мы закончим с практикой. Поприветствуй противника. К бою!

Выпад, парирование, ответный удар, ремиз. Оуэн не очень хорош в фехтовании, но очевидно, махать саблей ему очень нравится: он раскраснелся, ухмылка блуждает по его лицу – на этот раз она не относится ни к кому конкретно. Джек замедляется, позволяет Оуэну наслаждаться тренировкой и потеть, пока его рубашка не прилипает к груди.

– Быстрее, – выдыхает Оуэн, нанося удар и промахиваясь мимо Джека не меньше, чем на милю.

– Я сомневаюсь, что ты выдержишь.
– А ты попробуй! – кричит Оуэн, выворачивая лезвие очевиднейшим образом, что выглядит практически как приглашение к тому, чтобы ему нанесли удар.

Джек делает выпад, Оуэн парирует, ремиз, парирует снова, Джек ускоряется и оттесняет Оуэна. Щеки Оуэна алеют, на лице — полная концентрация, но он устает, делает ошибки, его сабля дергается, и Джек случайно ударяет его по руке.

Глаза Оуэна стекленеют, он падает, словно подкошенный, краска сходит с его щек, и Джек забывает, что тот всего лишь оглушен. Он падает на колени рядом с Оуэном, накрывая собой и целуя, будто Спящую Красавицу.

Оуэн приходит в сознание к середине третьего поцелуя, открывает рот, так что Джек может целовать его по-нормальному, к четвертому и пятому, и понимает, где он и кто его целует, к средине шестого.

– Отвали от меня! – резко выдыхает он и отталкивает от себя Джека.

– Я думал, это заставит тебя почувствовать себя лучше, – говорит Джек. Любое другое объяснение выглядело бы нелепо, а «ты выглядел мертвым» звучит как проявление некрофилии.

Оуэн смотрит сердито и трет губы,словно оскорбленная кошка.
– Пошел ты! – шипит он.

– В любое время, – улыбается Джек. Оуэн запускает саблей ему в голову и уходит.

***

После этого Джеку снова приходится приостановить «Операцию «Оуэн», потому что Сьюзи умирает, и вырисовывается «Операция «Гвен»,в довершение ко всему случается совершенный кошмар: девушка-киборг, каннибалы — и Янто, Янто, Янто. Оуэн практически совершает самоубийство, залезая в клетку к Долгоносику. Его синяки выглядят весьма впечатляюще, когда он возвращается на работу.

Джек мог бы предложить зацеловать их, но от Оуэна ждать одобрения не приходится.

Через три дня после возвращения Оуэна работу, так поздно, что уже и Янто покинул Хаб, Джек сидит за столом и мучается от скуки. Его муки так нестерпимы, что он уже подумывает о том, чтобы позволить птеродактилю съесть себя. (Возродится ли он после переваривания? Интересно, на что это похоже, когда тебя переваривают?) Оуэн входит и облокачивается на дверь, синяки резко выделяются на его лице.

– Что я могу для тебя сделать? – интересуется Джек после того, как Оуэн три минуты стоит молча, не отрывая взгляда от пола.

Оуэн смотрит на Джека, подходит к нему и садится к нему на колени со словами:
– Трахни меня.

Джек уверен что это очередное «наказание», выбранное Оуэном для себя, в таких обстоятельствах ответ «да» кажется почти преступлением, но Оуэн, подкрепляя свои слова, награждает его поцелуем-укусом, а Джек никогда не отличался способностью говорить «нет». Он практически относит Оуэна к себе в комнату, и Оуэн кусает его губы, шею, плечи.

Джек толкает его в кровать и ложиться рядом, прижимаясь грудью к его спине. Дыхание Оуэна резкое и злое, но не возбужденное.

Джек всегда гордился своими навыками в постели. Оуэн не уйдет от него без оргазма. Джек сгибает руку и касается промежности Оуэна, гладит. У Оуэна совсем не стоит.

Он отодвигается от Джека, смотрит пристально на полки из обломков разлома на противоположной стене.

– Что это? – бормочет он холодно.

– Хлам,- мурлычет Джек в ответ, опираясь на свободный локоть, чтобы видеть лицо Оуэна. – Частички и куски разлома.
Глаза Оуэна открыты, но взгляд не устремлен ни на что конкретное. Джек целует ребра Оуэна, впадины у ключиц, линию челюсти.

– Барахло, – мурлычет он и лижет шею Оуэна. Оуэн закрывает глаза.

– Остатки от космической распродажи, – Джек кусает его за шею, и Оуэн стонет.

Значит, все в порядке. Джек кусает сильнее, сжимает Оуэна, будто вонзая пальцы в его ребра.
– Антиквариат, – выдыхает Джек. – Они нужны, чтобы хранить коробки с антиквариатом. Я знавал парня, у которого была коллекция высушенных голов и скальпов и даже чучело маленького крокодила.
Оуэн двигается вместе с ним, сдерживает резкие вздохи, будто не хочет, чтобы Джек их слышал. Джек кусает его за плечо, сильно,до крови, и раздвигает ноги Оуэна. Оуэн кричит.
– А еще — невероятная коллекция порно открыток. Египет, Сайгон, Гонконг, Сингапур – он погружает пальцы в Оуэна.

– Сильнее, черт тебя дери, – рычит Оуэн, выгибаясь.

Джек резко входит в него.

– Лучшее, что может предложить Британская Империя, - говорит Джек, кусая сзади шею Оуэна и вонзаясь ногтями в его бедра. Оуэн брыкается. Джек думает, что тот, наверное, плачет.
– Единственный парень из тех, что я встречал, которому костюм идет больше, чем Янто. И, черт побери, – Джек врывается в Оуэна снова, – вытряхнуть этого парня из костюма заняло целую вечность-
Оуэн хватает ртом воздух, задыхается и кончает, и он на самом деле плачет. Джек не совсем уверен, почему, (он вроде бы не сделал ему настолько больно, ведь так?), он хочет обнять Оуэна и успокоить его, и вытащить из этого мазохистско-суицидального ада, в который он себя загнал, но Оуэн ужена ногах, одевается и уходит. На простынях остается кровь от укусов и разошедшихся швов.

Позже, когда разлом открыт и наступает конец света,Оуэн все-таки стреляет в Джека, и Джек его совсем не винит.


@темы: fanfiction, Owen Harper, Jack Harkness, fun, перевод

Комментарии
2013-09-15 в 16:53 

ksaS
Праздный мозг - мастерская дьявола
немедля хочется в качестве иллюстрации поставить фото где команда Торчвуда с джедайскими мечами. Всерьёз собравшимся драться там выглядит как раз Горман:)

2013-09-15 в 22:11 

Тапки Врозь
No, we are all in the gutter, but some of us are looking at the stars. Мы все сидим в сточной канаве, но кто-то видит оттуда звезды. Оскар Уайльд
_ksa, да, я тоже про это фото думала, когда читала =)

2013-11-22 в 18:14 

Эльдатиэр
Пойду поставлю воду на макароны, потом закрою брешь - стандартные будни Инквизитора (с)Кто-то опять накидал фанатиков под кресло
без блошек будет лучше
+++

2013-11-22 в 19:08 

Тапки Врозь
No, we are all in the gutter, but some of us are looking at the stars. Мы все сидим в сточной канаве, но кто-то видит оттуда звезды. Оскар Уайльд
Эльдатиэр, спасибо =)

2013-11-22 в 19:21 

Эльдатиэр
Пойду поставлю воду на макароны, потом закрою брешь - стандартные будни Инквизитора (с)Кто-то опять накидал фанатиков под кресло
Тапки Врозь, всегда пожалуйста:heart:

   

Torchwood 3

главная