Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
19:13 

Книга "След Памяти"

Татьяна Тайлер

Название: След памяти
Автор: Дэвид Ллевелин
Перевод: В процессе
Частей: 9 из 19
Переводчик: я
Все права на персонажей принадлежат ВВС, а русский язык - народу. Переводчик не извлекает никакой материальной выгоды от их использования. Так что не беспокойтесь, господа юристы.


Пролог и глава первая diary.ru/~torchwoodtanya/p141598637.htm#more1
Главы вторая и третья diary.ru/~torchwoodtanya/p141598925.htm#more1
Глава четвертая diary.ru/~torchwoodtanya/p145806971.htm#more1
Глава пятая diary.ru/~torchwoodtanya/p145975292.htm#more2
Глава шестая diary.ru/~torchwoodtanya/p148226678.htm#more2
Глава седьмая diary.ru/~torchwoodtanya/p148381136.htm#more2
Глава восьмая www.diary.ru/~torchwoodtanya/p149802191.htm#mor...


Глава девятая.
- Это, - произнес Джек, - Вондраксианский Шар.
Оуэн засмеялся и покачал головой.
- Конечно, - сказал он. - Как я мог забыть? Его изображение есть в моей Книге Шаров. - Он сделал паузу. - Прости, Джек... Что ты сказал?
- Это Вондраксианский Шар.
- И что один из них делает здесь как дома?
- О, - произнес Джек, пересекая Хаб и подходя к столу, на котором лежала сфера. – Он не дома. Он пересек очень, очень длинный путь из дома, и он определенно не принадлежит нам.
Оуэн пожал плечами.
- Разве его владельцы не узнали о пропаже шара?
- Шар, - сказал Джек, - был похоронен под арктическим льдом в течение почти 3 000 лет, пока не был обнаружен в 1953. Была назначена экспедиция, чтобы откопать его оттуда и привезти в Великобританию прежде, чем это сделают русские. Именно этот металлический шар был внутри ящика, который разгружал Майкл. Именно этот металлический шар взорвал судно, убив троих докеров и оставив Майкла с его, так сказать, несвоевременным несчастьем.
- Но что это? - спросил Оуэн, теряя терпение.
- Вондракс, - ответил Джек, - как говорят, является одной из самых древних разумных форм жизни во вселенной.
- Так почему мы никогда не слышали о них?
- Потому что даже среди просвещенного народа их история больше похожа на миф, сказку. Легенда гласит, что они появились в течение первых нескольких наносекунд после Большого взрыва. Тош, ты сказала, что поднималась электромагнитная волна, похожая на радиационную, но только безопасная для людей?
Тошико кивнула.
- И ты сказала, что волна приходила и уходила, увеличивалась в объеме, а затем уменьшалась?
- Да, Джек.
- Эта электромагнитная волна является радиацией тахиона.
- Хорошо, Джек, - невозмутимо сказал Оуэн. - Теперь я знаю, что произвело волну. Я просканировал Уровень-A, но мы даже не обсуждали радиацию тахиона.
- Вы не могли об этом знать, - ответил Джек. - Никто здесь не обсуждает радиацию тахиона, потому что никто здесь о ней попросту не знает. Количество радиации тахиона во вселенной начало увеличиваться со времен Большого взрыва. И это мощный материал. Ох, мальчик, еще какой мощный...

В Зале заседаний спал Майкл. Он не был уверен, был ли сон его воспоминаниями или нет. Там были лица, которые он знал, и все же он не мог назвать ни одного из них.
Через окна машины скорой помощи он видел деревья. Было забавно наблюдать за ними с этого ракурса, лежа на спине и привязанным к каталке. Только час назад он кричал, но теперь он был спокоен. Ему было трудно сосредоточиться на каком-либо моменте, на какой-либо из вещей, которые беспокоили его. У него были только неопределенные воспоминания о маленькой девочке в Японии и монстре, который угрожал ей, или о городах, полных автомобилей, которые он видел.
Он думал о японском городе, вспомнил свой взгляд через окно в ночь, и сияющие сотни и тысячи огней. Но это имело очень мало смысла или не имело смысла совсем. Что произошло с миром?
Ничего подобное теперь не имеет значения, конечно. В этом сне его привезли в отделение полиции, отделение полиции, в котором было очень шумно, слышались пищащие звуки и голоса людей. Здесь была группа подростков, спорящих с полицейским через толстое оконное стекло, и они выглядели очень странными для Майкла; в футболках, открывающих их животы, с многочисленными сережками, татуировками. Это действительно Кардифф? Если бы он не видел Замок и музей через окна патрульной машины, то он никогда не поверил бы в это.
Но ни одна из тех вещей не имела теперь значения. Казалось, будто твердые края мира закруглились и смягчились. Голоса вокруг него были едва слышимыми, даже гул двигателя машины скорой помощи почти походил на колыбельную.

- Радиация тахиона, - сказал Джек, - появилась, когда вселенная раскололась, когда появились различные возможности. Всякий раз, когда ты делаешь выбор, этот выбор создает радиацию тахиона. Я налью себе кофе? Я налью себе чай? Каждый выбор создает радиацию тахиона, потому что теперь есть вселенная, в которой у тебя есть кофе, и вселенная, в которой у тебя есть чай, но влияние, которое тот выбор оказывает на различные вселенные, очень мало, и количество произведенной радиации ничтожно.
- «Ничтожно»? Это - научный термин? - поинтересовался Оуэн.
Гвен застенчиво помахала рукой.
- Гм, я знаю, что в этом не разбираюсь, по при чем здесь Вон… Как ты их назвал?
- Вондракс, - сказал Джек. - Вондракс, как гласит история, питаются радиацией тахиона. В первые несколько долей секунды вселенной ее было очень много. Было очень много потребностей; например, есть вселенные, в которых отсутствует сила тяжести, вселенные, до которых свет доходит очень медленно; и все эти потребности произвели огромное количество радиации. Когда вселенная остыла и начала обустраиваться, все потребности стали более ограниченными. Радиация тахиона начала вымирать. И мудрые Вондракс заключили ее в шары, подобные этому.
Джек дважды провел пальцами вершине металлического шара.
- Они могли создавать шары, когда им это было нужно, и они исследовали радиационную электромагнитную волну тахиона, чтобы перемещаться во времени. Путешествие назад во времени означало, что они могут изменить события в прошлом, чтобы вызвать дальнейшие расколы, и создавая больше радиации тахиона. В 219 году нашей эры Император Элагабал* вошел в Рим, держа в руках черную сферу, которой поклонялся, как богу, Непобедимому Солнцу**. Сфера, как поговаривали, упала от неба. Элагабал никогда не должен был становиться Императором; он был сутулым мальчиком с садистскими наклонностями. Его правление изменило курс римской истории, которая создала радиацию тахиона. Это все было частью их плана.
- Значит, это отчасти похоже на сок путешествия во времени? - спросила Гвен.
- Правильно, - согласился Джек. - Сок путешествия во времени, но чрезвычайно концентрированный сок путешествия во времени.
- И когда это взорвалось... - Гвен посмотрела на соседний монитор, на котором застыло изображение спящего Майкла.
- Да, - сказал Джек. - Я думаю, что, возможно, это был эффект, с которым Разлом повлиял на Шар. Энергия Разлома и радиация тахиона похожи на противостоящие магниты; сдвиньте их вместе, и каждый оттолкнется. Именно поэтому Разлом был настолько тих сегодня. Когда Шар взорвался, Майкл получил значительную дозу радиации тахиона. Вондраск могут управлять эффектами, которые получают, но Майкл... Он может только говорить об этом.
- И эти Вондракс... - произнесла Тошико. - Когда я была ребенком, явился... явился этот человек... в шляпе-котелке...
Джек серьезно кивнул.

Он сидел на деревянном стуле в белой комнате с черными занавесками, рассказывая произошедшее с ним еще одному доктору. Майклу казалось, что он потратил всю свою жизнь, посещая больницы.
Эту последнюю, индийскую женщину с седеющими волосами и брошкой с форме ящерицы на воротнике ее жакета, звали доктор Хоолдэр. Она спросила его, где он жил и, когда он дал ей свой адрес, один из мужчин в машине скорой помощи сказал что-то про его улицу, уничтоженную в 1970-ых. Майкл засмеялся.
Доктор Хоолдэр спросила его, что ему кажется забавным, и Майкл ответил ей, что он не знает, что он больше ничего не знает.
- Это все похоже на сон, - сказал он.

- Но почему он появлялся в нашем прошлом? - спросил Янто. - Почему мы?
- Мы работали в том же самом здании, где хранится сфера, достаточно долго, ведь так? - спросил Джек, снова указывая на шар. - Он сломан, и большую часть его радиации впитал Майкл при взрыве, но все еще существует некоторая остаточная радиация, находящаяся в нем. Непосредственная близость от шара, не говоря уже о Майкле, заразила нас всех радиацией тахиона. Как только вы получаете дозу, вы получаете дозу везде – не только в будущем, но и в вашем прошлом.
Тошико встала и подошла к столу с Шаром.
- Это просто бессмысленно, - сказала она, смотря вниз на резную поверхность Шара и изумленно разглядывая разрыв на его стороне. – Как эта вещь может сделать все это со своего рода радиацией? Я никогда не слышал о...
- Это Третий Закон Кларка, - сказал Джек, поднимая одну бровь и усмехаясь.
- Хорошо, - произнесла Гвен, - если я правильно поняла, о чем вы говорите, Майкл действительно может перемещаться во времени. Но что мы можем сделать? Я имею в виду, для Майкла.
Джек сел на край стола и покачал головой.
- Ничего, - сказал он задумчиво. - Ничего, что мы можем сделать.
- Ты не знаешь этого, - запротестовала Гвен.
- Нет, Гвен, - сказал Джек, направляясь к Залу заседаний. - Я сделаю.

Из белой комнаты его переместили в общую палату в больнице, где было много кроватей, и на каждой лежал пациент. Лицо каждого человека являло собой маску замешательства или страдания, как будто они участвовали в инсценировке греческого хора мук. Некоторые из них стонали, или смеялись сами над собой. Один человек кричал. Еще один человек пел.
Санитары подняли Майкла из инвалидного кресла и уложили его на твердый матрац узкой кровати. Он лежал там так долго, что, казалось, прошла вечности, прежде чем доктор Хоолдэр вернулась к нему.
- Отличные новости, Майкл, - сказала она. - Мы только что получили звонок от вашего доктора из Института Торчвуд.
Он знал это название, но откуда он знал его? Торчвуд. Он видел его, когда это слово выло написано словно по трафарету на фоне огня.
- Торчвуд? – спросил Майкл. Он услышал свою нечленораздельную речь.
- Правильно, - сказала доктор Хоолдэр. - Они сказали, что очень волнуются о вас. Вы не останетесь здесь надолго. Один из ваших докторов скоро будет здесь.
- Когда? - спросил Майкл.
- Скоро, - ответила доктор Хоолдэр. - Вы должны вернуться в Торчвуд-Три. Там ведь вам полегчает, не так ли? Вернетесь в Торчвуд, увидитесь со всеми своими друзьями?
Доктор Хоолдэр снова покинула его, оставив одного, и Майкл начал паниковать. Его дыхание становилось более тяжелым, и он чувствовал, что его пульс начал ускоряться. Торчвуд. Он знал это название. Он услышал рев двигателя автомобиля, который преследовал его вдоль Вест Бьют-Стрит; он увидел подземную комнату, заполненную тем, что было похоже на телевизоры, и хромовую основу огромной водонапорной башни. Он увидел большую стеклянную башню, похожую на обелиск, и разбитое зеркало.
Вокруг него другие пациенты смеялись, указывая на него, как будто поняли что-то, чего он не сделал. Затем они резко остановились, и повернулись к дальнему концу комнаты. Там, в проходе между больничными койками, стояли три совершенно идентичных мужчины, каждый в темных очках, шляпе-котелке и черном костюме, с зонтиком в руке. Эти три мужчины смотрели на Майкла и улыбались, и их зубы были похожи на сотни игл.
- Путешественник... – произнесли они в унисон.
И тогда Майкл проснулся.

- Все в порядке, - сказал Джек. - Все в порядке. Тебе приснился кошмар.
Они были одни в Зале заседаний.
- Вы, - прошептал Майкл. - Вы были в той комнате. Когда я приехал сюда. Вы знали мое имя. Кто вы?
- Я - Джек Харкнесс, - ответил Джек, вглядываясь в дальний угол комнаты.
- Это не кошмар, - сказал Майкл. - Это было что-то другое. Я видел вещи... Это похоже на то, что я видел вещи, которые еще не произошли.
- Все в порядке, - повторил Джек. – Теперь ты здесь. Ты в безопасности.
Майкл посмотрел вниз и понял, что Джек держит его за руку. Он быстро отстранился и посмотрел Джеку прямо в глаза.
- Прости, - сказал Джек. - Я не...
- Почему вы так смотрите на меня? - спросил Майкл.
- Как?
- Как будто вы знаете меня. Как... - Майкл затих и смущенно отвел взгляд от Джека. - Как будто вы всегда знали меня.
Джек отошел к дальнему углу Зала заседаний. Он мог больше не мог смотреть на него. Как долго они не виделись? Как скоро Майкла убьют?
- Прости, - сказал Джек, - Я не…
- Нет, все в порядке, - ответил Майкл. - Я чувствую, что знаю вас, но я не помню. Я помню вещи, которые еще не произошли, и я забываю вещи, которые были. Я не знаю, что больше реально.
Джек вернулся к нему, и снова взял руку Майкла. На этот раз Майкл ее не отдернул.
- Это реальность, - сказал Джек, сжимая его руку и улыбаясь. - Здесь, сейчас. И пока ты здесь здесь, ты в безопасности.
- Что со мной происходит, Джек? - спросил Майкл, и его глаза наполнились слезами. - Что происходит?

* Марк Аврелий Антонин Гелиогабал или Элагабал (лат. Marcus Aurelius Antoninus Heliogabalus) (204—222) — римский император из династии Северов с июня 218 г. по март 222 г.
** Sol Invictus («Непобедимое Солнце») был официальным римским богом солнца, созданным императором Аврелианом в 274 н. э.


@темы: english, novels, перевод

Комментарии
2011-03-23 в 21:36 

Огромное спасибо за перевод)))

2011-03-24 в 12:38 

Татьяна Тайлер
Никуська, на здоровье) :heart:

2011-03-24 в 23:20 

Круто!Спасибо!!!!!!!!!!!!!!!

URL
2011-03-24 в 23:22 

Круто!Спасибо!!!!!!!!!!!!!!!

URL
2011-03-25 в 09:52 

Татьяна Тайлер
Гость, не за что))

2011-11-26 в 20:33 

Dirk_Gently
Shinmaya aka Fred -------> Dirk_Gently
а не подскажете, где найти оригинальный текст на английском?

2011-12-09 в 19:39 

ankita763
꼭 챙기던 그녀의 설탕 Syrup 이젠 이 끈적함이 난 싫어
печально...я не могу открыть предыдущие главы(((...так как дневник закрыт...как быть(((

   

Torchwood 3

главная